Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSЧетверг, 27.04.2017, 08:04
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • Н.А.Сребрянская, И.С.Данилова. Об употреблении наркотиков в средневековой Англии

    Н.А.Сребрянская, И.С.Данилова

    Об употреблении наркотиков в средневековой Англии

    (языковые свидетельства)


    N. A. Srebryanskaya (Voronezh, Russia), I. S. Danilova (Tiraspol, Moldova, Pridnestrovye) Words denoting drugs in Old and Middle English fiction (8 – 15th centuries)

    The article deals with the use of words denoting drugs in Old and Middle English fiction. The survey covers the records of the 8 – 15th centuries. The etymological reference of the words is presented. The conclusion is made about the use of drugs in Old and Medieval England. The hypothesis is put forward that drugs came to England from France.


    Возникновение нового направления – корпусной лингвистики, т. е. отрасли языкознания, основанной на исследовании практически бесконечных массивов текстов, предоставляет современному лингвисту новые возможности исследования языка.

    Центральным понятием корпусной лингвистики является понятие корпуса. Крупнейший специалист в данной области, американский лингвист Ч. Мейер определяет корпус как «совокупность текстов сведённых в компьютеризированную систему с целью дальнейшего лингвистического анализа» (Mayer 2002: xii).

    Корпуса текстов предназначены в первую очередь для обеспечения научных исследований лексики и грамматики языка, а также тонких, но непрерывных процессов языковых изменений, происходящих в языке на протяжении сравнительно небольших периодов – от одного до двух столетий. Современные компьютерные технологии многократно упрощают и ускоряют процедуры лингвистической обработки больших массивов текстов. Раньше исследователь мог лишь просматривать тексты и вручную выписывать из них нужные примеры; эта предварительная (но абсолютно неизбежная) деятельность была очень трудоемкой и не позволяла обрабатывать большие массивы материала. Теперь ограничений на объем анализируемого материала и скорость поиска информации в нём по существу нет, а это означает, что в распоряжении исследователя оказываются колоссальные массивы текстов самого разного типа. Это не замедлило сказаться на развитии наших знаний о языке: возможность массовой – в том числе статистической – обработки текстов, недоступная прежде, позволяет обнаружить в структуре и развитии языка такие закономерности, о существовании которых наука раньше или не подозревала, или лишь смутно догадывалась, но не могла строго обосновать. Теперь подлинно научные описания языков – практически все без исключений – должны составляться на основе корпусов этих языков. Учёт корпусных данных оказывается крайне желательным (если не строго обязательным) и при многих других более специальных научных исследованиях.

    Системное описание словарного состава языка представляет собой одну из актуальных задач современной лингвистики. Выявление системных отношений необходимо как для синхронического, так и для диахронического изучения словаря. Так, М. Н. Заметалина отмечает, «… наступило время проводить полевой анализ языка, используя как синхронический, так и диахронический подходы. Задача весьма актуальная: проблемная, малоисследованная, методически необеспеченная» (Заметалина 2002: 89).

    Электронные корпуса текстов определённых жанров и исторических эпох, а также собраний сочинений писателей обеспечивают безграничные возможности исследований языка, целых направлений и жанров литературы, творчество отдельных писателей. «Новое дыхание» получили диахронические исследования языка, поскольку появилась возможность прослеживать конкретные языковые явления на протяжении столетий и на различном языковом материале.

    Обратимся к одной из малоизученных лексических группировок английского языка, которой является группа слов, именующих наркотические средства.

    Потребление наркотиков как социальное явление, достигло огромных масштабов по всему миру, что в свою очередь нашло отражение в художественной литературе, которая воссоздаёт состояние общества и его нравы. Все это обусловило необходимость изучения лексики данной тематической группы в английском языке, которая поможет установить исторические корни и характер развития данного явления в Англии.

    Изучением лексики, обозначающей наркотические средства, занимаются такие исследователи, как Н. А. Сребрянская, Л. К. Ланцова, А. М. Кацев и др. В одной из своих статей, посвященных данной теме, Н. А. Сребрянская пишет: «Оказалось, что в художественной литературе имеется немало ссылок на употребление тех или иных наркотических средств в разных целях. Поэтому представляется интересным исследование общественных точек зрения на потребление наркотиков в разные эпохи, нашедшее отражение в английской и русской литературе» (Сребрянская 2005: 56).

    В рамках нашего исследования был взят корпус текстов наиболее заметных художественных произведений древней и средневековой английской литературы с целью выявления лексических единиц, именующих наркотические вещества. Методом сплошной выборки были отобраны контексты употребления лексем, называющих наркотические вещества, а именно: drug (drogge), narcotic (nerkotic), opium (opie), hemp, henbane, morphine, morphia.

    Для исследования древнеанглийского периода, который по классификации Т. А. Расторгуевой охватывает временной промежуток с VIII по конец XI веков (Расторгуева 2007: 50), был использован единственный сохранившийся памятник того периода, поэма «Беовульф».

    В результате анализа не было выявлено ни одной лексической единицы со значением наркотического или сильнодействующего вещества. Это позволяет сделать вывод о том, что на тот период (VIII в.) англичанам, видимо, не было известно употребление наркотиков ни в медицинских, ни в каких-либо других целях. Хотя следует иметь в виду ограниченный объём материала, не позволяющий сделать однозначного вывода.

    Следующим шагом нашего исследования стал анализ текстов памятников средневековой английской литературы. Период раннего средневековья начинается, по хронологии Т. А. Расторгуевой, с нормандского нашествия в 1066 году и заканчивается в середине XIV века (Там же: 51). В рамках данного периода было исследовано политическое соглашение «Магна Карта», написанное в 1215 году. В нём также не было выявлено лексических единиц со значением наркотических средств.

    Период норманского нашествия оказал значительное влияние на лексику английского языка. Было заимствовано большое количество слов в области медицины, образования, права, военного дела и т.д. (Там же: 51). Все эти изменения нашли отражение в литературе позднего или классического среднеанглийского языка, который охватывает временной промежуток со второй половины XIV по конец XV века. В рамках данного периода анализу подверглись следующие произведения: «Кентерберийские рассказы» Джеффри Чосера (конец XIV века), «Видение о Петре Пахаре» Уильяма Ленгленда (ок. 1362), «Смерть Артура» Томаса Мэлори (1485), а также английские народные баллады средних веков.

    В результате анализа в «Кентерберийских рассказах» Дж. Чосера были выявлены 3 лексические единицы исследуемой тематической группы: drogge, nercotiks, opie.

    Prologue

    Ful redy hadde he hise apothecaries

    To sende him drogges and his letuaries,

    For ech of hem made oother for to wynne,

    His friendshipe nas nat newe to bigynne.

    The Knight’s Tale

    For he hade yeve his gayler drynke so

    Of a clarree maad of a certeyn wyn,

    With nercotikes and opie of Thebes fyn,

    That al that nyght, thogh that men wode him shake,

    The gayler sleep, he myghte nat awake.

    В «Видении о Петре Пахаре» У. Ленгленда была найдена одна лексема: drogge.

    20.174: And dryven awey deeth with dyas and drogges.

    20.175: And Elde auntred hym on Lyf – and at the laste he hitte

    20.176: A phisicien with a furred hood, that he fel in a palsie,

    20.177: And there dyed that doctour er thre dayes after.

    В переводе, выполненном И. Кашкиным и О. Румером, слово nercotik имеет соответствие «снотворная трава», а opie – «опий» (Чосер 1973: 44, 70). Вероятно, слова nercotik и opie имеют в данном контексте значение снотворного или одурманивающего вещества и не имеют негативной окраски, что, в свою очередь, дает основание утверждать, что в период XIII-XIV вв. употребление наркотиков не являлось социально негативным явлением, а вещества подобные этим употреблялись лишь как снотворные средства.

    Что касается слова drogge, то в обоих произведениях оно употребляется в значении «лекарство», т. е. вещество, используемое для лечения какого-либо недуга. Никакого указания на наличие у данного вещества одурманивающих или снотворных свойств контекст не содержит. В связи с этим объединить выявленные лексемы в одну тематическую группу на данном историческом этапе не представляется возможным.

    Проведя этимологический анализ выявленных слов, мы обнаружили следующее. По данным этимологических словарей The Barnhart dictionary of etymology Роберта Барнхарта (1988) и A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language Эрнеста Кляйна (1966) все три найденные лексические единицы являются заимствованиями: drogge и nercotik заимствованы из древнефранцузского: drogue и narcotique, соответственно; opie – из латинского языка: opium. Это говорит о том, что и снотворные травы, и опий, и лекарство как понятие для людей, населявших Англию того периода, были явлениями новыми, которые были введены норманнами и римлянами.

    Таким образом, лексика, обозначающая наркотические и сильнодействующие средства, развивалась от единичного упоминания этих средств в художественной литературе до разветвленной системы лексических единиц, обнаруживающих себя как в художественной литературе, так и в речи в целом. Первое упоминание наркотических веществ в англоязычной художественной литературе относится ко второй половине XIV века, когда были заимствованы первые слова исследуемой тематической группы из древнефранцузского и латинского языков. В то время лексемы nercotik и opie использовались Джеффри Чосером в значении снотворных или одурманивающих веществ, а слово drogge, утпотребляемое Чосером и Ленглендом, имело значение лекарственного средства. Употребление наркотических веществ в качестве снотворных и медикаментозных средств не было широко распространено и не подвергалось какой-либо критике со стороны общества; употребления же их в качестве одурманивающих средств не было вообще. Позже в средние века англичане стали прибегать к опиуму и, возможно, другим наркотикам, употребляя их как лекарственные средства, снадобья, т. е. снотворное или средство какого-либо другого действия, рекомендуемые лекарем.

    Проведённый анализ текстов произведений древне- и среднеанглийской литературы позволяет высказать гипотезу, что наркотические средства пришли в Англию из Франции, поскольку, как показало наше исследование, древние англичане не знали наркотиков ни в каком виде, а слово drug имеет французское происхождение. Известно, что слово заимствуется из другого языка тогда, когда заимствуется реалия из другой культуры. Поскольку в средневековой Англии был период, когда престол занимал король нормандского происхождения, и французский язык был языком официального общения и законопроизводства, то вполне логично и закономерно, что в тот период шло массовое заимствование реалий французской жизни.

    Литература

    1. Заметалина М. Н. К проблеме описания функционально-семантического поля в синхронии и диахронии / М. Н. Заметалина // Филологические науки, Выпуск № 5, 2002 г. – С. 89-93.

    2. Расторгуева Т. А. История английского языка: учебник / Т. А. Расторгуева. – 2-е изд., стер. – М.: Астрель: АСТ, 2007. – 248, [4] с.: ил. – На англ. яз.

    3. Сребрянская Н. А. Феномен «Наркотик» в английской и русской художественной литературе XVII – начала XX в. / Н. А. Сребрянская // Научный вестник ВГАСУ, Серия «Современные лингвистические и методико-дидактические исследования», Выпуск № 4, 2005 г. – С. 56-61.

    4. Mayer C. English corpus linguistics: An introduction (Studies in English language). – Cambridge: Cambridge University Press, 2002.

    Источники

    1. Чосер Дж. Кентерберийские рассказы. Перевод с английского /Дж. Чосер. – М.: Изд-во «Художественная литература», 1973. – 527с.

    2. Электронная библиотека «Сокровища мировой литературы»: Treasures of World Literature. – 20 KБ – (CD ROM).

    3. A comprehensive etymological dictionary of the English language / Dr. Ernest Klein. – 2 Vol. –. Amsterdam; London; New York: Elsevier, 1966. – 1776 p.

    4. The Barnhart dictionary of etymology / Ed. by Robert K. Barnhar. – New York: H. W. Wilson, 1988. – 1284 p.

    

    Язык, коммуникация и социальная среда. Выпуск 7. Воронеж: ВГУ, 2009. С. 211-216.  

    © Н.А.Сребрянская, И.С.Данилова, 2009

    Сребрянская, Наталья Анатольевна – доктор филологических наук, профессор, кафедра английского языка Воронежского государственного педагогического университета; srebryan@mail.ru

    Данилова, Инна Сергеевна – Преподаватель кафедры английского языка Тираспольского государственного университета им. Т. Г. Шевченко, Молдова, Приднестровье; аспирантка Воронежского государственного педагогического университета

    Календарь
    «  Апрель 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz