Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 28.06.2017, 15:12
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • Е.В.Замараева. Аспектуальные значения глаголов эмоционального состояния

    Е.В.Замараева

    Аспектуальные значения глаголов эмоционального состояния

    E. V. Zamaraeva (Voronezh) Expressing aspectual meanings in verbs of emotional state

    The paper deals with the correlation of aspectual (grammatical) and lexical meanings of verbs denoting emotional states. Special attention is given to translation issues (Russian – English). The author analyzes translations of several Russian classical fiction texts into English.

     

    Статья посвящена проблеме взаимосвязи аспектуального и лексического значений глаголов эмоционального состояния. Кроме того, мы попытались разобраться в том, как аспектуальные значения реализуются при переводе.

    Как известно, в русском языке грамматическая, или морфологическая категория вида является одной из ключевых категорий глагола и представляет собой, по мнению А. В. Бондарко, один из компонентов так называемого «поля аспектуальности», которое можно определить как «функционально-семантическое поле, конституируемое взаимодействующими языковыми средствами (морфологическими, синтаксическим, словообразовательными, лексико-грамматическими, лексическими и их разнообразными словосочетаниями), объединёнными общностью семантических функций, принадлежащих к области аспектуальных отношений, то есть, отношений, содержание которых заключается в передаче характера протекания и распределения действия во времени» (Бондарко 1984). Помимо грамматической категории, компонентами, входящими в поле аспектуальности, являются: «видовые образования и их группировки, характеризующиеся неполной грамматикализацией; видовые элементы форм с видо-временным значением; сочетания с фазовыми глаголами (со значением начала, продолжения и конца действия) и другие аналитические аспектуальные конструкции); синтаксические средства с дополнительными аспектуальными функциями (например, конструкции типа «чем больше… – тем сильнее…» в русском языке); способы действия; оппозиция предельных (терминативных/атерминативных) глаголов и глагольных значений; лексические обстоятельственные показатели типа долго, мгновенно, постепенно, медленно, часто, вдруг; различные комбинированные средства аспектуального контекста, в том числе относящиеся к области скрытой грамматики» (Там же).

    А. В. Бондарко указывает на то, что поле аспектуальности универсально: «во всех языках так или иначе представлены взаимодействующие языковые средства, выражающие характер протекания действия во времени». Однако далеко не в каждом языке имеется грамматическая, или морфологическая категория вида.

    О том же и пишет и Ю. С. Маслов: «О виде уместно говорить только применительно к таким языкам, в которых те или иные аспектуальные значения (то есть, значения, относящиеся <…> к протеканию и распределению глагольного действия во времени) получают открыто (или чисто) грамматическое выражение, то есть, в значительной части глагольной лексики выступают как противопоставление словоформ одного глагола. Такое внутрилексемное грамматическое противопоставление является морфологическим в широком смысле независимо от того, воплощается оно в синтетических или аналитических словоформах. В плане выражения оно глубоко отлично как от явлений, относящихся к области скрытой грамматики, так и от разного рода синтаксических сочетаний, ещё не превратившихся в аналитические формы». (Маслов 1984). Далее он пишет: «Те аспектуальные значения, которые получают скрытограмматическое выражение, то есть, выступают в качестве категориальных компонентов лексического значения глаголов, составляют систему аспектуальных классов и подклассов глагольной лексики. Аспектуальные классы представлены такими глаголами, как глаголы действия и глаголы не-действия или предельные, непредельные и двойственные по признаку предельности/непредельности глаголы» (Там же).

    Таким образом, можно сказать что, в отличие от русского языка, в английском языке аспектуальные значения – это область скрытой грамматики. В русском же языке имеется грамматическая (морфологическая) категория вида, облащающая четкими категориальными признаками, одним из которых является предельность/непредельность. Если посмотреть на такие русские глаголы эмоционального состояния, как, например, грустить, радоваться, тосковать, ликовать и т. д., то становится понятным, что все эти глаголы являются непредельными ввиду их специфической семантики. В соответствии с определением Ю. С. Маслова, непредельность – это «отсутствие внутреннего предела, который бы ограничивал течение действия хотя бы в перспективе» (Маслов 1984). Можно привести следующие примеры с непредельными глаголами:

    Я мучился, потому что мне показалось, что с нею необходимо говорить, и тревожился, что я не вымолвлю ни одного слова, а она уйдет, и я никогда её более не увижу… (М. А. Булгаков);

    Очень может быть, что было и то и другое, то-есть, что и радовался он своему освобождению и плакал по освободительнице, все вместе (Ф. М. Достоевский).

    Однако похожие глаголы с приставками, такие, как например, загрустить, обрадоваться, разволноваться являются предельными, так как состояние, выражаемое с их помощью, несёт в себе некоторый предел. «Предельность есть входящее в семантику глагола указание на внутренний, самой природой данного действия предусмотренный предел» (Маслов 1984). Примеры конструкций с предельными глаголами:

    Поплавский сам удивился, насколько мало его это огорчило (Ф. М. Достоевский);

    «Все это бредни, говорит, и нет никакого и бога», так что в ужас привел и мать и прислугу, да и меня малого, ибо хотя был я и девяти лет всего, но, услышав слова сии, испугался очень и я (М. А. Булгаков)

    В английском языке предельность и непредельность не выражены эксплицитно. Непредельность в английском языке выражается в возможности употребления глаголов в формах Continuous. Однако общеизвестно то, что глаголы эмоционального состояния (to exult, to grieve, to fear и т. п.), так же, как и глаголы эмоционального отношения (to love, to hate, to adore и т. п.), как правило, не употребляются в различных формах Continuous. В процессе исследования нами не было найдено случаев употребления глаголов эмоционального состояния в этих временных формах. Однако это не значит, что значение непредельности вообще не может быть передано в английском языке: его можно описать при помощи адъективных предикатов. В этом случае используются глаголы-связки to be, to feel, например:

    He is obviously very unhappy and she is quite bored (F. S. Fitzgerald);

    It’s just I feel so sad these wonderful nights (F. S. Fitzgerald).

    Значение предельности также присутствует в английском языке, и зачастую передаётся оно при помощи адъективных предикатов и глаголов-связок to get, to become, например:

    My mother got really very irritated about it (J. D. Salinger);

    She became increasingly anxious about her husband’s strange behavior (Longman Dictionary of Language and Culture).

    Кроме того, значение предельности можно передать при помощи предикатов, состоящих из «фазовых» глаголов to begin, to start, to continue и смыслового глагола, передающего эмоциональное состояние, например: His teachers began to worry about the increasingly poor quality of his work (Cobuild).

    При переводе с английского языка на русский непредельность состояния может передаваться непредельными глаголами, например: I have always feared that I should tell it you in vain (ChDickens) – Я все время опасался, что скажу вам о ней напрасно (пер. М. Клягиной-Кондратьевой).

    При переводе на английский язык непредельные глаголы трансформируются, чаще всего, в конструкции с адъективными предикатом и глаголами-связками to be, to feel, например: И так же точно, как собаки, я боялся и трамвая (М. А. Булгаков) – I was as afraid of the tram as I had been of the dog (пер. Р. Певира и Л. Волохонской). В некоторых случаях переводчик выбирает глагольный эквивалент, например: Тот наконец ему ответил, но не свысока-учтиво, как боялся ещё накануне Алеша, а скромно и сдержанно, с видимою предупредительностью и, по-видимому, без малейшей задней мысли (Ф. М. Достоевский). – The latter, at last, answered him, not condescendingly, as Alyosha had feared, but with modesty and reserve, with evident goodwill and apparently without the slightest arrierepensee (пер. К. Гарнетт).

    Предельные же глаголы при переводе очень часто заменяются адъективными предикатами и глаголами-связками to get, to become, например: Добродушная фельдшерица Прасковья Федоровна навестила поэта во время грозы, встревожилась, видя, что он плачет, закрыла штору, чтобы молнии не пугали больного, листки подняла с полу и с ними побежала за врачом (М. А. Булгаков) – The good-natured nurse Praskovya Fyodorovna visited the poet during the storm, became alarmed on seeing him weeping, closed the blinds so that the lightning would not frighten the patient, picked up the pages from the floor, and ran with them for the doctor (пер. М. Гленни).

    Таким образом, можно сделать вывод о том, что в русском языке имеется грамматическая, или морфологическая, категория вида, которая является одним из центральных компонентов поля аспектуальности. В английском языке функционально-семантическое поле аспектуальности также существует, но в английском языке отсутствует грамматическая категория вида как таковая. По мнению Ю. С. Маслова, аспектуальные значения могут быть двух типов: значения предельности и непредельности. В русском языке этим значениям чаще всего соответствуют глаголы совершенного и несовершенного вида, тогда как в английском чаще всего эти значения выражаются при помощи адъективных предикатов и глаголов-связок to be, to feel для реализации значения непредельности, и глаголов to get, to become – для реализации непредельности. При переводе чаще всего переводчик стремится сохранить эти значения и передать их средствами, характерными для языка перевода.

    Литература

    1. Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии/ А. В. Бондарко. – Л. : Наука, 1984. – 206 с.

    2. Маслов Ю. С. Очерки по аспектологии/Ю. С. Маслов. Л.: изд-во Ленинградского университета, 1984. - 262 с.

    Источники

    1. Modes of Censorship and Translation / Ed. Francesca Biliani. – Manchester: St Jerome Publishing, 2007.

    2. Charles Dickens. Bleak House (электронный ресурс)/ режим доступа: http://www.online-literature.com/dickens/bleakhouse/- Загл. с экрана. – Яз. англ.

    3. Ч. Диккенс. Холодный дом. Пер. М. Клягиной-Кондратьевой (электронный ресурс) – Режим доступа: www.dickens.ru. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

    4. Булгаков М. А. Мастер и Маргарита/М. А. Булгаков//Собр. Соч.: В 4 т. – М.: Литература, Мир книги, 2005. – т. 3 – 496 с. – 6000 экз. – ISBN 5-486-00083-8.

    5. Mikhail Bulgakov. The Master and Margarita (электронный ресурс)/ Translated from the Russian by Richard Pevear and Larissa Volokhonsky/ - 1997. - Режим доступа: lib.ru/BULGAKOW/master97_engl.txt, свободный. – Загл. с экрана.

    6. Mikhail Bulgakov. The Master and Margarita/ Translated from the Russian by Michael Glenny - Collins and Harvill Press, London, 1967. - Режим доступа: bookz.ru/authors/bulgakov-mihail/master_engl.html, свободный. – Загл. с экрана.

    7. Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 15-ти томах. Л.: Наука, 1991. Том 9-10.

    8. F. M. Dostoevsky THE BROTHERS KARAMAZOV translated by Constance Garnett. – (http://www.online-literature.com/dostoevsky/ brothers_karamazov/).

    9. Fitzgerald F. S. This Side of Paradise. / F. S. Fitzgerald. – M. : Mенеджер, 2002. – 279 с.

    10. Collins Cobuild English Language Dictionary (Cobuild).

    11. Longman Dictionary of English Language and Culture (Longman).

    

    Язык, коммуникация и социальная среда. Выпуск 7. Воронеж: ВГУ, 2009. С. 217-222.  

    © Е.В.Замараева, 2009

    Замараева, Евгения Владимировна – соискатель кафедры теории перевода и межкультурной коммуникации Воронежского государственного университета; zamaraeva-ev@yandex.ru

    Календарь
    «  Июнь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz