Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСуббота, 24.06.2017, 20:25
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • О.В.Спиридовский. Антропонимы американских президентов в политическом дискурсе

    О.В.Спиридовский

    Антропонимы американских президентов и их функционирование в политическом дискурсе

    The article treats the problem of the presidential anthroponymic system in the American political discourse. Presidential anthroponyms are viewed as precedented phenomena in the American culture.

    В статье предлагается анализ президентской антропонимической системы в американском политическом дискурсе. Антропонимы президентов рассматриваются как прецедентные феномены для американской культуры.

    Антропонимы, то есть имена собственные, являются важнейшим звеном, связывающим человека с непосредственным окружением и обществом в целом. Человек живёт не просто среди людей, но и среди имён, которые образуют вокруг него определённый континуум, особое национально-культурное пространство, единое для всего языкового коллектива и индивидуальное для любого отдельного его члена.

    Антропоним «живёт» в обществе и является важнейшим компонентом культуры любого народа; антропонимы «обрастают» коннотациями, превращаются в нарицательные существительные, фразеологизируются, становятся частью фольклора (Рылов 2003: 235).

    С нашей точки зрения, антропонимы имеют прецедентный характер, так как обладают так же, как и прецедентные тексты, следующими ключевыми признаками: 1) значимостью для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях; 2) сверхличностным характером, то есть известностью окружению данной личности (как предшественникам, так и современникам); 3) неоднократным обращением к этой информации в дискурсе данной языковой личности (Караулов 2003: 216).

    Многие антропонимы президентов США действительно широко известны в американской культуре, цитируются и повторяются в разных ситуациях и в разных дискурсах. Большинство антропонимов американских президентов было рождено в результате предвыборных кампаний, которые в США проходят в исключительно острой политической и словесной борьбе (Boller 2004). Нами были изучены материалы 55 президентских кампаний в США. Этот анализ показывает, что уже первое серьёзное политическое противостояние между Джоном Адамсом и Томасом Джефферсоном, сначала завершившееся победой с минимальным перевесом Дж. Адамса в 1796 году, запомнилось острым обменом антропонимами между политическими оппонентами. Так, победитель «прославился» как “President by Three Votes” («Президент в Три Голоса»), а позднее в 1800 году ставший президентом Т. Джефферсон также не избежал подобной участи – его противники, не захотевшие признать легитимность победы, называли нового президента “President by No Votes” («Президент без Голосов»).

    Избирательная кампания 1808 года способствовала появлению антропонима “Frenchman”. Так недовольные приходом к власти Джеймса Медисона назвали нового президента за приверженность идеям Французской революции.

    Впрочем, необходимо отметить, что те или иные антропонимы вводятся в обиход не только с целью дискредитации, но и, напротив, с целью создания положительного имиджа политика. Например, в 1828 году газеты, поддерживавшие кандидата Эндрю Джексона, убеждали избирателя в близости их протеже к народу с помощью использования следующих антропонимов: “the Hero of New Orleans”, “the Farmer of Tennessee” («Новоорлеанский Герой», «Фермер из Теннесси»). Положительная коннотация этих антропонимов сыграла свою роль – именно Э. Джексон одержал верх в этой президентской кампании.

    Очень часто антропонимы подчёркивают личностные характеристики обладателя данного имени. В частности, антропонимы, сопутствовавшие в жизни боевому генералу президенту США Захари Тейлору, указывают на его опыт и решительность: “Old Zach”, “Old Rough and Ready” («Старый Зах», «Жёсткий и решительный старик»). А вот другой генерал – потерпевший неудачу кандидат в президенты Винфилд Скотт – снискал нелестную славу за излишнюю суетливость и стремление красоваться своими эполетами на военных парадах, что нашло отражение в его антропонимах “Fuss and Feathers” и “Epaulets President”. Антропоним президента Джеймса Полка “Polk the Plodder” («Полк-труженик», «Полк-работяга») подчёркивает его трудолюбие и в то же время отсутствие сообразительности. Весьма красноречиво имя президента Улисса Симпсона Гранта – “a Man of No Ideas” («Человек без Идей»). Спокойствие и невозмутимость президента Уильяма Генри Харрисона отражены в его антропониме “Iceberg” («Айсберг»).

    Зачастую антропонимы президентов имеют автобиографический характер. В этом случае они соотносятся с происхождением человека или его предыдущей профессиональной деятельностью. Примерами таких президентских антропонимов являются “Boatman Jim” («Лодочник Джим») – Джеймс Гарфилд, “a Southern Man” («Южанин») – Захари Тейлор, “the Farmer of Tennessee” («Фермер из Теннеси») – Эндрю Джексон.

    Имена президентов могут служить источником для образования новых слов, обогащая тем самым словарный запас языка. Например, уклончивое поведение президента Мартина ван Бурена вызвало к жизни прилагательное “vanburenish”, которое характеризовало человека как непостоянного и склонного к отговоркам. В 70-ые годы 19 века словарный запас языка обогатился новой единицей – “grantism”, образованной от фамилии президента У. С. Гранта. Это слово указывало на непотизм, клановость, коррупцию в администрации У. С. Гранта. Деятельность Герберта Кларка Гувера привела к появлению, по крайней мере, двух новых лексических единиц – глагола to hooverize и существительного hooverville. Первая из них относится к 1917 году, когда Г.К. Гувер отвечал за продовольственную политику в администрации В.Вилсона, и означает «запасаться едой на случай наступления войны». Вторая связана с жилищными проблемами 1932 года, её значение – «район, населённый бедняками и безработными, трущобы». В настоящее время речевая манера президента Джорджа Буша приковывает внимание многих журналистов и специалистов в области лингвистики. В Америке регулярно публикуются статьи и даже книги, повествующие о том, произношение каких слов было искажено президентом (subliminable вместо правильного subliminal), какие грамматические ошибки он допустил в своей публичной речи (“Is our children learning?” вместо правильного “Are our children learning?”). Все эти случаи неправильного использования языка получили название bushisms.

    Президенты, пользующиеся особой популярностью среди своих сограждан, часто обладают несколькими антропонимами, основанием для которых могут служить различные прецедентные истории из их жизни. В американской культуре это утверждение справедливо в первую очередь в отношении Авраама Линкольна. Самые известные из его имён таковы: “Honest Abe”, “Rail Splitter”, “High Old Abe”, “the Woodchopper of the West” («Честный Эйб», «Расщепивший Бревно», «Высокий Старина Эйб», «Западный Дровосек»). Антропоним “Honest Abe” связывают с историей о том, как А. Линкольн, будучи продавцом сельской лавки, прошагал несколько миль, чтобы отдать сдачу покупателю, по ошибке заплатившему больше, чем нужно. Антропоним “Rail Splitter” впервые прозвучал на съезде республиканской партии США 9 мая 1860 года, когда А. Линкольн в шутку сказал, что ему не раз приходилось перегрызать самые прочные препятствия. Как считает Е. И. Шейгал, такие мифы-нарративы входят в структуру образного фрейма антропонима, а само имя политика является в той или иной степени мифологемой (Шейгал 2004: 158).

    Целый ряд антропонимов сопровождал в жизни ещё одного известного американского президента – Теодора Рузвельта. Его приход во власть был вызван внезапным убийством президента Мак-Кинли, и, как следствие, острые на язык политические противники стали называть Т. Рузвельта “His Accidency” («Его Величество Случайность»). Однако стоило Т. Рузвельту подтвердить свой статус уверенной победой на выборах, и тут же, словно в награду, за ним закрепилось совсем другое имя – “the Rough Rider” («Крутой Гонщик»). Кроме этого, Т. Рузвельт имел и другие антропонимы – “the Bull Mooser”, “Teddy” («Укротитель Быка», «Тедди»). Последнее имя, кстати, отражает национально-культурную специфику антропонимической системы США, где принято называть неформальными личными именами даже официальных лиц (ср. Bill Clinton, Jimmy Carter – полные имена William, James).

    Почитаемый американцами до сегодняшнего дня президент Рональд Рейган своим умением хорошо держаться перед телекамерой и толково, со знанием дела излагать свои мысли заслужил такие антропонимы, как “the Great Communicator” («Мастер Общения») и “the Oldest and the Wisest” («Старейший и Мудрейший).

    Интересно также заметить, что со времён Франклина Рузвельта в американской культуре установилась традиция именования президентов по первым буквам каждой части их полного имени. Нами были найдены следующие примеры аббревиатур имён президентов: FDR (Franklin Delano Roosevelt), JFK (John Fitzgerald Kennedy), LBJ (Lyndon Baines Johnson).

    Таким образом, источником возникновения антропонимов президентов в американском политическом дискурсе могут выступать личностные качества политика, происхождение, профессиональный опыт, прецедетные истории из жизни. В последнем случае есть основания говорить об антропониме президента как о мифологеме. Все эти особенности способствуют появлению в языке новых словарных единиц, образованных от имён президентов. Распространённой в США является также практика именования своих президентов по первым буквам каждой части их полного имени, то есть с помощью аббревиатур. Антропонимы в американском политическом дискурсе – это важный компонент национально-культурного фона, который известен представителям лингвокультуры США, успешно в ней функционирует и является прецедентным феноменом.

    Литература

    1. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. – М.: УРСС, 2003. – 264 с.

    2. Рылов Ю. А. Аспекты языковой картины мира: итальянский и русский языки / Ю. А. Рылов. – Воронеж: Изд-во Воронежск. гос. ун-та, 2003. – 272 с.

    3. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса / Е. И. Шейгал. – М.: Гнозис, 2004. – 326 с.

    4. Boller P. F. Presidential campaigns from George Washington to George W. Bush / P. F. Boller. – New York: Oxford University Press, 2004. – 479 с.

     

    © О.В.Спиридовский, 2006

     

    Спиридовский, Олег Владимирович – преподаватель кафедры теории перевода и межкультурной коммуникации Воронежского государственного университета

    Календарь
    «  Июнь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz