Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПятница, 20.10.2017, 13:43
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • Е.И.Шейгал, Е.С.Арчакова. Тезаурусные связи и структура концепта

    Е.И.Шейгал, Е.С.Арчакова

    Тезаурусные связи и структура концепта

     

    Одним из актуальных направлений современного языкознания является исследование концептов – в лингво-культурологической и лингво-когнитивной парадигме.

    Концепт понимается как идеальная сущность, которая формируется в сознании человека, как глобальная мыслительная единица, представляющая квант структурированного знания [Попова, Стернин 1999].

    К числу наиболее распространенных методик исследования концептов относятся следующие: компонентный анализ семантики ключевого слова – имени концепта, анализ синонимов и дериватов ключевого слова, анализ сочетаемости ключевого слова (как свободных, так и устойчивых словосочетаний), анализ паремий и афоризмов, объективирующих данный концепт, психолингвистический эксперимент (выявление ассоциативного поля концепта), анализ текстов в разных типах дискурса.

    Поскольку во внутреннем лексиконе концепты упорядочены в иерархической гипо-гиперонимической системе, то логично согласиться с утверждением С.А.Жаботинской о том, что «концептуальный анализ есть анализ одних концептов с помощью других» [Жаботинская 1997: 4]. В связи с этим, к приведенному списку методик исследования концептов можно было бы добавить выявление концептуальных связей через анализ словарей тезаурусного типа.

    Концепты как проекции явлений окружающей действительности в сознании человека не могут существовать обособленно от других подобных себе единиц. Так же как запечатленные в них феномены, концепты образуют целостную систему, компоненты которой, взаимодействуя между собой, устанавливают постоянные связи, переплетаются.

    Аналогом концептуальных связей в языковой системе служит общая системность лексики в языковом сознании носителей языка, что подтверждается нейрофизиологическими исследованиями [Попова, Стернин 1984]. Лексико-семантической системе языка, как известно, присуще свойство семантической непрерывности. По мнению Ю.Н.Караулова, свойство семантической непрерывности словаря обусловлено «тем самоочевидным фактом, что в языке нет и не может быть слов, изолированных в семантическом отношении. Каждое слово десятками и сотнями нитей связано со значениями многих других» [Караулов 1976: 75]. Ю.Н.Караулов доказал, что для двух произвольно выбранных слов связывающая их цепочка никогда в сумме не превышает шести шагов до общего элемента. В качестве примера приводится пара таких, казалось бы, абсолютно несовместимых слов, как дудчатый и тора, у которых на пятом шаге обнаруживается общность через семантический элемент «один».

    Целью данной статьи является выявление структуры концепта тайна в англоязычной лингвокультуре через анализ смежных концептов на основе перекрестных ссылок в «Тезаурусе» Роже [Roget 1963].

    Ключевое слово (имя концепта) SECRET имеет два основных значения, объединенные компонентом «знание» или «отсутствие знания»: 1) знание, которое намеренно скрывается от других (smth. kept hidden or known only to a few people); 2) отсутствие знания в силу его интеллектуальной недоступности (mystery, smth. which cannot be explained or understood). Компонент «отсутствие знания» вербализуется в специальной единице – имени концепта IGNORANCE (lack of knowledge).

    Ключевое слово непосредственно соотносит исследуемый концепт с двумя рядами смежных концептов, которые конкретизируют: а) факт сокрытия информации и его обстоятельства: secrecy, concealment, latency, seclusion, hiding-place, deception, etc.; б) характеристики информации, затрудняющие ее получение: mystery, occultism (magic), difficulty, unintelligibility, complexity, enigma, blindness (obstacle to knowledge) uncertainty, unexplored.

    Таким образом, базовой (глубинной) семиотической оппозицией для анализируемого концептуального поля является оппозиция по наличию/отсутствию знания (IGNORANCEKNOWLEDGE). В качестве второй семиотической ‘оси координат’ выступает коррелирующее с данной оппозицией противопоставление по признаку «сокрытие информации  обнаружение скрываемой информации»: CONCEALMENT – DISCLOSURE (keep from being knownfind out (a fact, an answer to a question, etc.).

    Раскрытие тайны (обнаружение искомой информации) вербализуется в таких единицах, как discovery, knowledge, open secret, discover, emerge, be transparent (visible), inform, detect, truth, evidence, confess, admit, speak the truth, tell all, etc.

    В качестве мостика между звеньями данной оппозиции выступают когнитивные эмоции – интерес, любопытство, любознательность, определяемые как стремление к получению знаний (curiosity, desire for knowledge, interest, zeal, inquiring mind). Когнитивные эмоции стимулируют действия по получению информации (enquiry, experiment, study, investigation, questioning, detective work, snoop around, search, ask etc.). Суть этих действий заключается в формулировании и постановке вопросов, исследовании, поиске, работе детективов, раскрытии каких-либо фактов.

    Сокрытие информации препятствует владению ею в полной мере, т.е. составлению полной, системной картины явления, поэтому такая информация требует приложения особых умственных усилий, умения составить полную картину из обрывков информации. Такая информация сложна для восприятия не только в плане структуры, но и в плане содержания, о чем свидетельствуют ассоциативные связи с такими понятиями, как absurdity, insanity, unmeaningness, unintelligibility, difficulty, derangement, disorder.

    Параметр «необходимость приложения мыслительных усилий для получения информации» вербализуется следующими единицами: intellect, intuition, prediction, vision.

    Параметр «причина незнания» актуализируется в ряде единиц, номинирующих отсутствие определённых качеств, необходимых для получения желаемой информации: insensibility, deafness, blindness, incuriosity, inattention, negligence, unintelligence, taciturnity, unskillfulness, unbelief, doubt, indifference, inattention. Данные признаки выступают как постоянные или временные характеристики объекта, безрезультатно воспринимающего или безуспешно пытающегося получить информацию. В качестве варианта параметра причины представлены номинации трудностей в получении информации: fatigue, hindrance, contention, failure, error, brain twister, hard nut to crack, conspiracy, plot.

    Еще один ассоциативный ряд составляют единицы, номинирующие признаки информации, обусловливающие ее скрытость: invisibility, indiscrimination, uncertainty, unintelligibility, faintness, dimness, imperspicuity, inexpedience, semitransparency.

    Детализация факта сокрытия информации осуществляется через указание на способы осуществления действия: deception, untruth, disguise, falsehood, silence, taciturnity. В ряду способов сокрытия информации в качестве ведущего выступает умалчивание, получающее множественное означивание в лексических и фразеологических единицах: keep silence, fall silent, hold ones tongue, refuse comment, make no answer, not utter a word, keep ones mouth shut, hush up, etc.

    В результате проведенного анализа были выявлены составляющие концептуального поля тайна, которые выступают в качестве основных узлов фрейма данного концепта.

    Понятийное ядро концепта составляет инвариантный компонент «знание», «информация». Тематическая конкретизация понятийного ядра осуществляется по следующим направлениям:

    1. Отсутствие информации и конкретизация его причин.

    2. Характеристики скрываемой или отсутствующей информации:

    а) структурная хаотичность: смешение, разделение, отсутствие связности, согласованности;

    б) содержательная неадекватность: абсурдность, неясность, ошибочность, неразборчивость;

    в) трудность для восприятия: невидимость, тусклость, скрытость.

    3. Действия по сокрытию информации: ведение по ложному следу, обман, молчание, неразговорчивость.

    4. Когнитивные эмоции, стимулирующие действия по получению информации.

    5. Действия по получению информации: формулирование вопросов, исследование, работа детективов, раскрытие каких-либо фактов и приложение интеллектуальных усилий.

    6. Трудности в получении информации: усталость, помеха, препятствие, соперничество, неудача.

    7. Качества, необходимые для получения информации: внимание, вера, общительность, интеллект, интуиция.

    Выявленная фреймовая структура концепта тайна соотносится с коммуникативной категорией прогностичности. Прогностичность ранее описывалась в работе [Шейгал 2000] как содержательная категория политического дискурса, обусловленная тем, что адресант стремится в своих интересах манипулировать языковым сознанием адресата и совершает ‘зашифровывающие’ действия, а адресат вынужден совершать толковательную и прогноститическую (гадательную) деятельность вследствие манипулятивных действий адресанта. Собственно содержание и форма этих шифровательных и толковательных прогоностических речевых действий и составляет суть категории прогностичности.

    Содержание категории прогностичности можно представить в виде шкалы с полюсами «загадка» (тайна) и «разгадка» (снятие тайны). Шкала прогностичности коррелирует со шкалой достоверности (степени истинности сообщаемого). Полюс «загадки» соотносится с движением в сторону уклонения от истины (снижения точности обозначения и деформации образа действительности, камуфлированием намерений через искажение или умалчивание истины). Полюс «разгадки» коррелирует с движением в сторону приближения к истине, увеличения точности обозначения.

    Поиск информации, составляющей тайну, лежит в основе содержательной стороны такого литературного жанра, как детектив. Движение сюжета в детективном жанре может быть представлено как движение по шкале прогностичности от полюса тайны к полюсу разгадки. Предварительный анализ материала позволяет высказать предположение, что основные понятийные узлы концепта тайна имеют эксплицитные и имплицитные вербальные маркеры и соотносятся с элементами повествовательного фрейма детективного жанра.

    Литература

    1. Жаботинская С.А. Когнитивная лингвистика: принципы концептуального моделирования // Лiнгвистичнi студiï. Вип. 2. Черкаси, 1997.

    2. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М., 1976.

    3. Попова З.Д., Стернин И.А. Лексическая система языка. Воронеж, 1984.

    4. Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях. Воронеж, 1999.

    5. Шейгал Е.И. Категория прогностичности в политическом дискурсе // Язык, сознание, коммуникация. М., 2000. Вып. 14.

    6. Roget’s Thesaurus of English Words and Phrases. London, 1963.

     

    © Е.И.Шейгал, Е.С.Арчакова, 2002

    Календарь
    «  Октябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz