Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПонедельник, 21.08.2017, 03:40
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • Georgina Barker. Стихотворения, продолжение (часть 2)
    …кота, который бы заставлял

    не только болванов а также

    бульдогов по московским бульварам,

    как будто за ними гонялись

    бульдозеры, убегать бегом.

    Язык – христианско-языческий,

    языккрестьянско-языковый,

    только, эх, без креста, без языка.

    Удивительно ли тебе, что

    язык так broad бродяга бурный?

    Что язык Блока, Бродского, прежде,

    теперь бессовестно ворует

    высосанные отбросы Бродвея?

    А может, всё это – полный бред,

    и мой язык без толку болтает,

    и я, тоже заблудшая в тайге

    тайного языка, брожу.

    Да, точно – я брежу; всё, брошу.

    Люди, люди, везде, люди!

    Сбоку – стук, сверху – скрип,

    От тяжести человечества

    Снижается потолок,

    Мне никак спать не даёт.

    Люди, люди, везде, люди!

    Вокруг – нажим, сзади – толчок,

    От волнения народа

    Лопается автобус,

    Мне оторваться не пустит.

    Люди, люди, везде, люди!

    Надо мной трубы трубят

    Барабаньем капель струек,

    Истекают чужие души.

    На острове откуда я,

    Говорят, мир – мелок.

    В этой столь широкой стране –

    Необъятной, даже,

    Где каждое здание –

    Многолюдный остров,

    Говорят, мир – тесен.

    И в этой стране тундры и степи,

    В её прокуренный, спёртый воздух,

    Я глоток за глотком топлю.

    Но сквозь здешний шум, издалёка,

    Я слышу знакомый птичьий крик...

    Пещерный рисунок

    (Окая.)

    Жило да было

    дикое стадо.

    Стадо бродило

    боязливо.

    В удобном месте

    раз ночевало.

    Стаду местечко

    Устраивало.

    Вокруг себя стадо

    Застраивало.

    И строение,

    население,

    и стадо росло,

    уширялось,

    укрепилось,

    жирело.

    Животное-то,

    живот у кого

    был жирнейшим,

    вождём стало

    стада, для него

    всё всё делало,

    даже думало –

    стадо же думать

    не умело,

    или забыло,

    как – не важно.

    Что важно: свой ум

    стадо передало.

    Это жирное,

    одно умное,

    стаду строить, жить,

    спать, жрать, рождать,

    расти разрешало;

    лишь когда нужно

    стаду проливать

    кровь велело,

    и чья, и как, но

    почему – редко,

    но всё равно всё

    было так легко

    стаду, которого

    вождь сделал

    немедленно

    сильнейшим, жирнейшим.

    И стадо его

    благодарило,

    и стадо его

    боготворило,

    вечно любило.

    Всё это прошло

    давным-давно,

    во тьме дальнего,

    бессмысленного,

    забытого,

    ненужного

    прошлого.

     

     

     

     

    * * *

    Строит жильё на песке – дурак.

    Строит жильё на камне – дурак.

    Строит дом из соломы – свинья.

    Строит дом из кирпича – свинья.

    Создаёт мужчину из плоти

    да женщину из кости Он – зря.

    Все дома да люди рухнут,

    вернутся туда, откуда

    создались: в глину да прах,

    ждущие в их собственных костях.

    * * *

    Исчезает женщина.

    Она исчезает в дочку,

    не носящую ни матчества

    матери ни фамилии.

    Исчезает девочка.

    Она исчезает за подружками,

    предками, потомками

    одноимёнными,

    она исчезает за ленточками,

    белыми бабочками

    в огромной стае,

    её бьющими по голове

    кружевными крылями.

    Исчезает девушка.

    Она исчезает в одежде,

    модно откровенной – ложно,

    в каблуках, поднявших её

    на уровень у других всех,

    в косметике, скрывающей,

    скривившей, её лицо.

    Она исчезает за букетами

    цветов, подарёнными

    поклонниками, чей

    романтизм выживает

    едва дольше его

    завянувших подарков.

    Исчезает невестка

    за улыбкой, надетой

    для фотоаппаратов.

    Она исчезает за платьем

    из приторного торта

    и вуалью из облак мечтей.

    Уже запряла она

    свой будущий кокон.

    Исчезает жена

    в дом, где работой

    своих красивых локтей

    она делается рабом.

    Она изчезает на кухню,

    где она пытается

    добить сердца мужа своего

    со скалкой и сковородкой,

    и если не получается,

    оружье уже имеется

    в её двух ладонях.

    Исчезает мама

    в роддом, чтобы добавить

    в число требующих от

    неё и нуждающихся

    в ней. Год за годом,

    рождение за рождением,

    она исчезает за толпой

    растущей своей семьи,

    и незаметно в бабушку

    толстую, всемогущую,

    принятую всеми как должное.

    Исчезает старуха,

    не зная что делать,

    когда она больше не нужна.

    Она исчезает в гроб,

    чьё тёмное забвение

    скрывает её смущение,

    чьи буквы квадратные

    чужой фамилии –

    уже ей не важны,

    где объятие почвы

    смывает прежние боли,

    где в утробе земли

    она может готовиться

    к чьей-то новой жизни.

    * * *

    Обрусевшая, я очутилась снова в родине.

    Всё вокруг говорит мне на моём языке.

    Нежные холмы моего родного города,

    дом моих ранних лет, семья моя дорогая

    обнимает меня крепко двумя крыльями,

    давно покинутыми, долго желанными.

    Я греюсь, рада, в центре шара тёплого,

    радостного, моего. Мне душно, грустно, чуждо.

    Где мне жить, здесь – дома, или там – дома?

    Как мне быть, забывшая голову в другой стране?

    Мне долго ли стоять, раздвинувши ноги, одна –

    здесь, вторая – на невозможно далёком континенте?

    Мне долго ли говорить, скучая по ощущению

    тех других звуков, звеневших в уме и во рту?

    Снова в родине, как мне разрусеть сейчас?

    Снова в родине, как всё не разрушить тотчас?

     

    Язык, коммуникация и социальная среда. Выпуск 8. Воронеж: ВГУ, 2010. С. 242-252.

    © Georgina Barker, 2010

     

    Баркер, Джорджина (Georgina Barker)стажёр-преподаватель кафедры теории перевода и межкультурной коммуникации Воронежского государственного университета; студентка Оксфордского университета

    Календарь
    «  Август 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz