Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПонедельник, 24.07.2017, 23:29
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • Н.А.Голубева. Слово, Текст, Дискурс. Прецедентные единицы, продолжение (часть 2)
    …ми» и «скрепами» (Л.И. Гришаева), которые обладают не только эпистемической, символической, коннотативной, но в нашем толковании и номинативной, информативной, экспрессивной, модальной и другими функциями, присущими номинативному знаку. Порождённые каким-либо (авторитетным) источником, они устойчивы и в отрыве от него способны менять первоначальный смысл и стилистическую тональность. Тем самым они становятся удобным, хранящим языковую и культурную преемственность средством манифестации прецедентного феномена.

    Структурно-синтаксическая характеристика ПЕ не является однородной. Это может быть простое или производное слово, словосочетание, предложение (текстема), макротекст в виде литературного произведения. Тезаурус ПЕ, другими словами, прецедентного слова в широком смысле, наполняется именами собственными, модальными формулами речи, паремиологическими единицами, прямыми цитатами и квази-цитатами, пословицами и поговорками, риторическими вопросами и клише, метафорой и афоризмами, прецедентными «переводами», глобализмами, семейными текстами, гипонимами / гиперонимами и т.д. Под глобализмами мы понимаем, вслед за С.П. Денисовой, слова, словосочетания, выражения, которые связаны с глобализацией, процессом распространения информационных материалов, связей, средств и систем в транснациональных масштабах. (www.philol.msu.ru/~rlc2004/files/sec/ 17.doc).

    Учитывая только лишь одно из категориальных значений ПЕ – производность, можно было бы без труда перевести предмет нашего обсуждения в русло деривационной ономасиологии. Однако задачи прецедентной ономасиологии значительно шире. ПЕ представляют собой не только «своеобразное свертывание и семантическую компрессию того или иного синтаксического целого, в том числе и предложения», что присуще структуре многих производных в виде «универбализованного синтаксического единства» (Кубрякова 1977: 233), но и эксплицитно выраженные, развёрнутые предложения и их грамматические аналоги, которые не являются вторичными языковыми образованиями. К тому же кроме производных инвентарь ПЕ располагает простыми словами, стереотипными лексикализованными и грамматикализованными языковыми единицами, т.е. именными знаками разной сложности. Многие ПЕ выстраиваются в словосочетания и высказывания на основе элементарных пословных обозначений.

    Совершенно очевидно, что бóльшая часть ПЕ принадлежит к субкатегории производных и автоматически переходит в субкатегорию вторичных номинаций, представляя собой результат морфологических и смысловых преобразований. Одновременно за ПЕ стоят процессы синтаксической и/или семантической транспозиций, ведущих к их фразеологизации и грамматическому идиоматизму. Однако и этот номинативный ресурс ПЕ не исчерпывает полностью их системной языковой значимости, так как среди них имеют место повторные номинации. Будучи наделенными категориальным свойством «прецедентность», ПЕ могут быть первичными номинациями (ср. окказионализм глокая куздра).

    Таким образом, все вышеназванные номинативные субкатегории имеют общие гносеологические корни – логико-понятийную основу «иметь прецедент» или «стать прецедентом», т. е. обладают категориальным свойством прецедентности. Это даёт нам полное право рассматривать эти номинативные субкатегории в рамках единой номинативной категории прецедентных единицпрецедентных номинаций.

    Исходя из сказанного, в основу исследования ПЕ нами закладывается методрассуждения на основе прецедентов. Рассуждения на основе прецедентов составляют совокупность приемов поиска решения некоторой проблемы, в данном случае именования прецедентной ситуации, при известных решениях подпроблем (первичная референция объекта речи). В частном случае подпроблема может совпасть с проблемой, например, когда первичная номинация является одновременно прецедентным именем (имена собственные, уникумы, окказионализмы и т. д.).

    Основными задачами в моделировании рассуждений на основе прецедентов являются: идентификация текущей проблемы; поиск подходящего прецедента; использование найденного прецедента для решения текущей проблемы; часто для этого следует выполнить адаптацию старого решения к текущей ситуации.

    Некоторые алгоритмы данного метода основаны на сравнении между прецедентами (точнее той их части, которая обозначается как случай) и целевой проблемой и на зависимостях внутри прецедентов. Предложенный метод исследования позволит

    • определить номинативный статус ПЕ, выявить их положение в языковом сознании коллектива и роль в дискурсивном процессе;

    • установить степень прецедентности и феноменологичности языковых единиц, входящих в определённые языковые и речевые структуры, выстроить их прецедентное соотношение (сравнительные конструкции, обособления, парантетические вставки, грамматикализованные словесные комплексы, речевые артефакты);

    • проследить роль прецедентных (ключевых) единиц в формировании когнитивного поля и представлении когнитивной структуры, означающим которых они выступают;

    • установить языковую и дискурсивную сферу – источник функционирования ПЕ;

    • овладеть смыслами, стоящими за ПЕ как единицами языка и речи; проанализировать прецедентное содержание – соотношение языковых и коммуникативных прецедентов и прецедентных номинативных единиц, их выражающих;

    • выработать алгоритм классификации ПЕ.

    Литература

    1. Апресян Ю.Д. Интерпретационные глаголы: Семантическая структура и свойства. // Русский язык в научном освещении. – 2004. – №1 (7). – С. 5-22.

    2. Бондарко А.В. Категоризация в системе функциональной грамматики // Вопросы филологии. – 2006. – №1 (22). – С. 22-32.

    3. Васильев Л.М. Общий взгляд на лингвистику ХХ века // Филологические записки. Вестник литературоведения и языкознания. – Вып.11. – Воронеж, 1998. – С. 167-174.

    4. Гришаева Л.И. Арминий, Барбаросса, ведьмы с Брокена и другие: Немецкий язык и культура через призму немецких прецедентных текстов. / Л.И. Гришаева. – Воронеж : Воронеж. гос. ун-т, 1998.

    5. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 3-е, стереотип. – М., 2003.

    6. Костомаров В.Г. Наш язык в действии: Очерки современной русской стилистики. – М., 2005.

    7. Кубрякова Е.С. Теория номинации и словообразование // Языковая номинация. Виды наименований. М., 1977. С. 222-303.

    8. Кубрякова Е.С. Об установках когнитивной науки и актуальных проблемах когнитивной лингвистики. // Известия Академии Наук. Серия литературы и языка. – Т. 63. – 2004. – №3. – С. 3-13.

    9. Лаенко Л.В. Пословица есть прецедентное высказывание?// Феномен прецедентности и преемственности культур / под общ. ред.: Л.И. Гришаевой, М.К. Поповой, В.Т. Титова. – Воронеж : Воронежский государственный университет, 2004. – (Серия «Монографии», вып. 8). – С. 120-126.

    10. Матезиус В. О системном грамматическом анализе // Пражский лингвистический кружок. – М., 1967.

    11. Олянич А.В. Презентационная теория дискурса. – Автореф. … д-ра филол. наук. – Волгоград, 2004.

    12. Сулимов В.А. Когнитивное описание языка и его культурологическая интерпретация: когнитивные трансформации // Филологические науки. – 2006. – №1. – С. 40-47.

    13. Телия В.Н. Метафоризация и её роль в языковой картине мира // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. – М., 1988.

    14. Talmy L. Force dynamics in language and thought. – Chicago Linguistics Society – 21, Pt. 2: parasession on Causatives and Agentivity. – 1985. – С. 293-337.

    Источники

    1. Deutsche Sprache. Kleine Enzyklopädie. – Leipzig, 1983.

    2. Schmidt W. Grundfragen der deutschen Grammatik. Eine Einführung in die funktionale Sprachlehre. – Berlin, 1966.

    3. Schendels E. Deutsche Grammatik. Morphologie. Syntax. Text. – M., 1979.

     

    Примечания

    1 Глобализация понимается в данном случае как всеобъемлемость, масштабность представления лингвистических сущностей в отличие от глобализации как процесса распространения информационных материалов, связей, средств и систем в транснациональных масштабах.

    2 Под прототипом мы понимаем, вслед за А.В. Бондарко, лингвистическую сущность, отличающуюся наибольшей специфичностью и способностью к воздействию на производные варианты, имеющую статус «источника производности» (Бондарко 2006: 23).

     

    © Н.А.Голубева, 2007

     

    Язык, коммуникация и социальная среда. Выпуск 7. Воронеж: ВГУ, 2007. С.152-168.

     

    Голубева, Надежда Александровна – кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкой филологии Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова; nagol@mail.ru.

    Календарь
    «  Июль 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz