Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 27.09.2017, 00:44
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • К.М.Шилихина. Сколько значений у иронического высказывания?, продолжение (часть 2)
    …твовала. 

    С. БУНТМАН: Нет, ну, была мелочёвка всякая. 

    В. УТКИН: Да. Но в целом, в целом! Как-то он управлял. И вдруг он стал стрелять в свой народ, он переродился. 

    С. БУНТМАН: Нет, раньше просто он стрелял в чужой – он взрывал. Да, тут ещё было откровение. Кто-то там сбежал, очередной министр у него или очередной военачальник, сбежал и сказал: «Каддафи сам отдавал приказ, чтобы самолет взорвать над Локерби». А мы-то думали, это отдал какой-то, я не знаю, там, постовой милиционер из города Бенгази.

    Для удобства дальнейшего анализа представим данный диалог в виде последовательности речевых действий и их параллельной интерпретацией.

    Речевое действие

    Интерпретация

    Ну, слушай, ведь у нас оказалось.

    Ведь, 42 года,

    40 лет и 2 года

    введение новой темы для обсуждения

    изложение известной информации

    повтор – интертекстуальная отсылка

    управляет страной Муаммар Каддафи, всякое у него было.

    продолжение изложения фактов

    Всё нормально, в общем-то.

    обобщение сказанного

    И тут он совершает кошмарную ошибку – он начинает стрелять в свой народ.

    введение новой информации через противопоставление известной

     

    Кто бы мог подумать?

     

    притворное недоумение по поводу несоответствия известной и новой информации

    Да. Это потрясающее выражение.

    краткий металингвистический комментарий

    Кто бы мог подумать?

    повторный риторический вопрос

    И я слышал это в эфире у Евгении Марковны Альбац, когда он сказала, что он совершил страшную ошибку, стреляя в свой народ.

    развернутый металингвистический комментарий

     

    Полное ощущение, что до этого момента политика Муаммара Каддафи полностью соответствовала.

    указание на несоответствие лексических средств объекту референции

    Нет, ну, была мелочёвка всякая.

    уступка

    Да. Но в целом, в целом! Как-то он управлял.

    противопоставление отельных событий регулярной деятельности

    И вдруг он стал стрелять в свой народ, он переродился.

    противопоставление действия обычному ходу событий

    Нет, раньше просто он стрелял в чужой – он взрывал.

    объяснение, представление ненормального действия как типичного

    Да, тут ещё было откровение.

    метапрагматический комментарий речевых действий третьего лица

    Кто-то там сбежал, очередной министр у него или очередной военачальник, сбежал и сказал:

    дополнительная (новая) информация

    «Каддафи сам отдавал приказ, чтобы самолет взорвать над Локерби».

    цитата

    А мы-то думали, это отдал какой-то, я не знаю, там, постовой милиционер из города Бенгази.

    противопоставление известного ранее и нового; выражение недоумения через притворную наивность

    Где в приведенном диалоге можно обнаружить источники иронии?

    Первый источник – сама организация диалога. В его начале собеседники действуют параллельно: один «ведет информационную линию», второй – делает металингвистические комментарии до фразы «Да. Но в целом, в целом! Как-то он управлял». Далее диалог строится на постоянном нарушении границы между нормой и ненормальным ходом событий, и это не позволяет интерпретировать сказанное буквально, заставляет искать другое объяснение такому речевому поведению участников диалога.

    Диалог содержит несколько лингвистических сигналов иронии. К ним, относятся не только риторические вопросы, но и уподобление политика сказочным персонажам с помощью реплики 40 лет и 2 года, а также номинации мелочёвка всякая, откровение.

    Ещё один пример – диалог (16), в котором двое участников (В и С) обсуждают грядущую проверку с тем, кто эту проверку уже прошел (А):

    (16)  А И ещё спрашивали, типа, как вы узнали об аудите.

    В – А, ну эт как всегда.

    С Ну у нас есть эта бумажка из деканата?

    В А ещё по Первому каналу передавали, что аудит будет…            (смех)

    Какие речевые действия совершают участники этого диалога? Говорящий А сообщает информацию о том, какие вопросы задавал проверяющий. После сообщения А второй собеседник (В) показывает, что эта информация не является абсолютно новой. Вопрос третьего участника диалога (С) – это серьезная реакция на сообщение А, поскольку С предлагает вариант «правильного ответа» на потенциальный вопрос проверяющего. Далее участник В предлагает альтернативный вариант ответа на потенциальный вопрос проверяющего, в котором сообщается заведомо невероятная информация. Между двумя событиями – проверкой делопроизводства на кафедре и сообщением центрального телеканала – возникают отношения некогерентности, поскольку известно, что «обычно центральный телеканал транслирует информацию, важную для большей части населения страны».

    Поскольку в норме мы ожидаем от общения связности (Giora 2011), высказывание участника С, внешне противоречащее этим ожиданиям, оказывается маркированным: чтобы снова диалог стал когерентным, необходимо найти объяснение такому речевому действию. Этим объяснением становится ирония: преувеличивая значимость информации о проверке, говорящий на самом деле оценивает это событие как абсурд.

    Вернемся к вопросу, вынесенному в заголовок статьи. Сколько значений имеет ироническое высказывание? Для ответа на вопрос нам снова потребуется понятие когерентности. На наш взгляд, этих значений два: буквальное и собственно ироническое. Буквальное необходимо для обнаружения некогерентности, ироническое – для того, чтобы восстановить связность дискурса, найти объяснение внешне странным действиям говорящего.

    4. Заключение

    В своей работе мы исходили из того, что в норме речевые действия людей – это пример рационального поведения. Отступление от рациональности в общении (например, в виде непрямой коммуникации) – это также значимое поведение, позволяющее передавать дополнительную информацию, так называемые скрытые смыслы.

    Теоретико-прагматическое моделирование, хотя и сосредоточено на изучении непрямой коммуникации, пока не дает удовлетворительного ответа на вопрос о том, как происходит понимание иронического высказывания. Гораздо более информативным оказывается включение в модель когнитивной составляющей: наше желание воспринимать сказанное или написанное как когерентный текст в случае намеренного нарушения когерентности заставляет нас искать дополнительный смысл. Когерентность как характеристика дискурса определяется не прагматическими, а когнитивными принципами, т. е. не столько нашим умением рассуждать логически и использовать инференцию, сколько нашим «наивным» жизненным опытом («аксиомами действительности»).

    Литература

    1. Апресян, Ю.Д. Избранные труды, том I. Лексическая семантика. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. – 472 с.
    2. Бах, Э. Неформальные лекции по формальной семантике. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – 224 с.
    3. Дементьев, В.В. Непрямая коммуникация. – М.: Гнозис, 2006. – 376 с.
    4. Ермакова, О. П. Ирония и её роль в жизни языка. – Калуга, КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2005. – 204 с.
    5. Кацнельсон, С. Д. Типология языка и речевое мышление. – Ленинград: Наука, 1972. – 216 с.
    6. Мартемьянов, Ю. С. Опыт терминологизации общелитературной лексики (о мире тщеславия по Ф. де Ларошфуко) / Ю. С. Мартемьянов, Г. В. Дорофеев // Ю. С. Мартемьянов. Логика ситуаций. Строение текста. Терминологичность слов. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – С. 808 – 869.
    7. Санников, В. З. Русские сочинительные конструкции: Семантика. Прагматика. Синтаксис. – М.: Наука,1989. – 267 с.
    8. Чернявская, В. Е. Дискурс власти и власть дискурса: проблемы речевого воздействия. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 136 с.
    9. Attardo, S. Script Theory Revis(it)ed: Joke Similarity and Joke Representational Model / S. Attardo, V. Raskin // Humor. – 1991. - № 4. – Pp. 293-348.

    10.  Attardo, S. Irony as Relevant Inappropriateness // Irony in Language and Thought: A Cognitive Science Reader. – New York: Lawrence Erlbaum Associates, 2007. – Pp. 135-172.

    1. Bach, K. Default Reasoning: Jumping to Conclusions and Knowing When to Think Twice // Pacific Philosophical Quarterly. – 1984. – № 65. – Pp. 37-58.

    12.  Bach, K. Semantic Slack: What is said and More // Foundations of Speech Act Theory / Ed. by L. Tsohatzidis. – London: Routledge, 1994. – P. 267-291.

    13.  Bach, K. The Semantics-Pragmatics Distinction: What Is It and Why It Matters. // The Semantics/Pragmatics Interface from Different Points of View / Ed. by K. Turner. – Oxford: Elsevier Science, 1999. – Pp. 65-84.

    14.  Bredin, H. The Semantic Structure of Verbal Irony // Journal of Literary Semantics. – 1997. – Vol. 26, No. 1. – Pp. 1–20.

    15.  Carston, R. Thoughts and Utterances / R. Carston. – Wiley-Blackwell, 2002. – 418 p.

    16.  Dummett, M. What Is a Theory of Meaning? // M. Dummett. The Seas of Language. – Oxford University Press, 1993. – Pp. 1-93.

    17.  Dynel, M. Humorous Garden-Paths: A Pragmatic-Cognitive Study. – Newcastle upon Tyne: Cambridge Scholar Publishing, 2009. – 310 p.

    18.  Giora, R. Understanding Figurative and Literal Language: The Graded Salience Hypothesis // Cognitive Linguistics. – 1997. – № 8. – Pp. 183-206.

    19.  Giora, R. On Our Mind: Salience, Context, and Figurative Language. – NY: Oxford University Press, 2003. – 260 p.

    20. Giora, R. Coherence of non-narrative discourse // Encyclopedia of Hebrew Language and Linguistics / Ed. by G. Khan. – Boston: Brill USA, 2011.

    21.  Grice, H. P. Studies in a Way of Words. – Cambridge, Mass.: Harvard Unniversity Press, 1989. – 394 p.

    22. Higginbotham, J. Remarks on Compositionality // The Oxford Handbook of Linguistic Interfaces / Ed. by G. Ramchand, C. Reiss. Oxford: Oxford University Press, 2007. – Pp. 425-444.

    23. Jaszczolt, K. Default Semantics: Foundations of a Compositional Theory of Acts of Communication. – Oxford: Oxpord University Press, 2005. – 300 p.

    24. Jaszczolt, K. Default Semantics // The Oxford Handbook of Linguistic Analysis / Ed. by B. Heine, H. Narrog. – New York: Oxford University Press, 2010(a). – Pp. 193-222.

    25. Jaszczolt, K. Semantics-Pragmatics Interface // The Routledge Pragmatics Encyclopedia / Ed. by L. Cummings. – London: Routledge, 2010(b). – Pp. 458-462.

    26. Peleg, O. Resisting Contextual Information: You Can’t Put a Salient Meaning Down / O. Peleg, R. Giora, O. Fein // Łódz Papers in Pragmatics: Special Issue on Humor. – 2008. – No. 4. – Pp. 13-44.

    27. Wilson, D. The Pragmatics of Verbal Irony: Echo or Pretence? // Lingua. – 2006. – № 116. – Pp. 1722-1743.

    Источники

    1. Загорец, Я. День сурка. URL: http://lenta.ru/articles/2010/04/ 21/duma/ (дата обращения: 10.12.2011).
    2. Национальный корпус русского языка. URL: www.ruscorpora.ru
    3. Программа «Русский бомбардир» с В. Уткиным и С. Бунтманом. URL: http://echo.msk.ru/programs/razvorot-evening/ 752682-echo/ (дата обращения: 10.12.2011).
    4. Рынска, Б. ММКФ утратил глянец. URL: http://www.gazeta. ru/column/rynska/3686461.shtml (дата обращения: 10.12.2011).
    5. Тарощина, С. Телевидение счастья и амнезии. URL: http://www.gazeta.ru/column/taroschina/3742693.shtml (дата обращения: 10.12.2011).
    6. Ужин Путина, или День, когда Москва остановилась. URL: http://www.livejournal.ru/themes/id/22036 (дата обращения: 10.12.2011).
    7. Corpus of Contemporary American English. URL: http://corpus. byu.edu/coca/ (дата обращения: 10.09.2011).

     

    Ксения Михайловна Шилихина, Воронежский государственный университет, пл. Ленина, 10-15, Воронеж, 394006, Российская Федерация, shilikhina@gmail.com

    Ksenia M. Shilikhina, Voronezh State University, pl. Lenina 10-15, Voronezh, 394006, Russian Federation, phone: +7 (473) 222 41 49

     

    [1] Орфография оригинала сохранена.

    [2] “Most of that reasoning is not rigorous and detailed but casual and streamlined, relying on implicit assumptions, rules of thumb, and other inferential shortcuts”.

    [3] “… there is still a big difference between saying one thing and meaning something else as well as meaning something else instead, between speaking indirectly and speaking nonliterally… Since implicature is a kind of indirect speech act whereas irony and metaphor are species of nonliteral but direct speech act, the latter should not be classified as implicature. Unfortunately, this is done by both Grice and many of his critics”.

    [4] Русские контексты взяты из Национального корпуса русского языка (www.ruscorpora.ru), английские – из Corpus of Contemporary American English (http://corpus.byu.edu/coca/)

     

    ISSN 2224-0101 (print); ISSN 2224-1078 (online). Язык, коммуникация и социальная среда / Language, Communication and Social Environment. Выпуск / Issue 9. Воронеж / Voronezh, 2011. С. 239-260. © К. М. Шилихина, 2011.

    Календарь
    «  Сентябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz