Главная Язык, коммуникация и социальная среда Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 13.12.2017, 19:41
Menu

Links / Ссылки
  • Воронежский государственный университет
  • Сайт профессора Кашкина
  • Сборники под редакцией проф.В.Б.Кашкина
  • Теоретическая и прикладная лингвистика
  • Аспекты языка и коммуникации
  • Коммуникативное поведение
  • Введение в теорию коммуникации
  • Кафедра теории перевода и межкультурной коммуникации ВГУ

  • В.Ю.Дворникова. Синтаксические потенции номинативной единицы "холодная война"

    В.Ю.Дворникова

    Синтаксические потенции номинативной единицы "холодная война"

    В статье рассматриваются содержание и когнитивная структура концепта Холодная война в немецкой лингвокультуре.

    The article is focused on the idea and cognitive structure of the Cold War concept in the German linguoculture.

    В процессе именования явлений внеязыковой действительности язык фиксирует сведения об определенных событиях. Сведения о мире активизируются самыми различными способами и в опоре на разнообразные механизмы вербализации этих знаний. Анализируемая единица холодная война называет период в мировой истории после окончания Второй мировой войны (1947-1990 гг.), характеризующийся противостоянием двух крупных держав – СССР и США. Противостояние было связано с борьбой за влияние на политической арене и, прежде всего, в восточной и западной частях Германии. Это противостояние сопровождалось гонкой вооружений и наращиванием военного потенциала обеих сторон, но до прямого военного конфликта между ними дело не дошло. Средства противостояния двух сторон имели не столько военную, сколько экономическую, пропагандистскую, политическую природу (Dtv-Lexikon 1997; Meyers Großes Handlexikon 2000; Politik-Lexikon 1994; Historisch-politische Weltkunde 1999; 100 Wörter des Jahrhunderts 1999; Wörter, die Geschichte machten 2001; Tatsachen über Deutschland 1999). Анализ описаний соответствующей эпохи, проводимый специалистами разных школ в разное время и с разной целью, позволяет установить, что упомянутые сведения можно толковать как ядерную часть подавляющего большинства интерпретаций феномена «холодная война».

    В этой связи по вполне понятным причинам особый интерес представляет изучение того, какие сведения входят в когнитивную структуру концепта, вербализуемого средствами немецкого языка. Интерес к последним обусловлен тем, что для немецкой картины мира данное явление стало столь значимым, что представители немецкой культуры назвали его среди тех феноменов, которые определили, по мнению самих немцев, лицо XX столетия (см. подробнее 100 Wörter des Jahrhunderts 1999; Wörter, die Geschichte machten 2001).

    Интерес к анализируемой единице обусловлен, естественно, не столько историческими причинами, сколько сугубо лингвистическими соображениями. Ведь с лингвистической точки зрения первичное средство репрезентации анализируемого концепта представляет собой словосочетание со структурой «прилагательное+существительное» (нем.: der Kalte Krieg). При этом в силу грамматических особенностей доминирующему абстрактному существительному присущи морфологические свойства рода, числа, падежа, определенности/неопределенности (например, die Erbschaft des Kalten Krieges (m., Gen., Sg.), im Kalten Krieg (m., Dat., Sg.)). Описываемое существительное имеет дефектную парадигму, поскольку в дискурсе реализуются только формы единственного числа (der Kalte Krieg könne in Antike gehören (Sg.); der Kalte Krieg schwelte noch (Sg.); noch während der Kämpfe begann der Kalte Krieg großen Drei auf der Konferenz von Jalta (Sg.)), не встречается форма с неопределенным артиклем (es herrschte der Kalte Krieg; in ihnen kroch der Kalte Krieg; der Kalte Krieg zwischen Ost und West tobte)1. В некоторых случаях место определенного артикля der занимает указательное местоимение dieser (dieser Kalte Krieg wurde nicht durch Embargos, sondern durch Dialoge aus einer Position der Stärke beendet; was das bedeutet, können wir nur dann richtig beurteilen, wenn wir uns klarmachen, was dieser sogenannte Kalte Krieg war). Значение определенности/неопределенности для анализируемого словосочетания столь релевантно, что сказывается, во-первых, на специализации соответствующего номинативного средства на типе дискурса и, во-вторых, его реализация/нереализация активизирует различные по своему объему и качеству сведения, коммуникативно значимые в соответствующих условиях.

    Характерно, что анализируемое словосочетание бытует в немецком языке в двух видах. Во-первых, это единицы der Kalte Krieg/Kalter Krieg, когда оба компонента пишутся с заглавных букв. В этом виде изучаемое словосочетание соотносится у немецкой языковой личности2 с определенным историческим периодом, а именно с 1947-1990 гг., то есть служит своего рода именем собственным при обозначении определенной эпохи со всеми присущими ей особенностями. Во-вторых, это единицы der kalte Krieg/kalter Krieg, в которых компонент, выраженный прилагательным, пишется со строчной буквы. В таком виде словосочетание может обозначать любые явления политической и социальной жизни общества, не соотнесенные с конкретным историческим временем, но схожие, с точки зрения адресанта, по содержанию с указанным периодом, то есть представляет собой по сути метафорическое обозначение некоторых явлений. Отмеченное различие когнитивно значимо и зафиксировано в дискурсивной практике: так, немецкий универсальный словарь разграничивает два вышеназванных явления: «kalter Kriegohne Waffengewalt, besonders auf psychologischer Ebene ausgetragener Konflikt zwischen Staaten, die verschiedenen ideologischen Machtblöcken angehören (von engl. cold war (Duden Deutsches Universalwörterbuch 1996: 899); «der Kalte Kriegnach dem Ende des 2. Weltkriegs einsetzender kalter Krieg zwischen den USA und der UdSSR und ihren Verbündeten» (Там же).

    Другими словами, немецкий язык располагает грамматическими механизмами вербализации, с помощью которых могут активизироваться нетождественные по своему объему сведения, хранимые в концепте «холодная война». Объем информации, активизируемый единицей der Kalte Krieg, гораздо больше и гетерогеннее, конкретнее, нежели объем информации, хранящийся в единице kalter Krieg, поскольку первая из двух единиц несет на себе отпечаток исторической эпохи, в которую родилось изучаемое номинативное средство, и отсылает к ней адресата. Другими словами, это не просто борьба, противостояние, конфликт без вооруженного вмешательства (эти знания активизирует и вторая единица), а именно конфликт периода 1947-1990 гг. между СССР и США за влияние во всем мире со всеми присущими ему политическими, социокультурными, научными, экономическими особенностями.

    Отмеченное семантическое различие можно проиллюстрировать следующими примерами: ср. наименование der Kalte Krieg в одном из контекстов его употребления: der Kalte Krieg, der Dauerkonflikt zwischen Ost und West, spiegelte sich in der Stadt; der Kalte Krieg folgte dieser Abschreckungslogik über fast 50 Jahre и функционирование метафорически употребленного средства der kalte Krieg: der kalte Krieg klopft wieder an die Tür; noch 43 Tage bis zum Saisonstart in der Formel 1; doch der kalte Krieg zwischen den Top-Teams Ferrari und Mercedes beginnt schon jetzt.

    Заметив принципиальные с когнитивной и коммуникативной точек зрения различия, свойственные изучаемым языковым средствам, обратимся в данной статье к подробному описанию первого типа функционирования словосочетания Kalter Krieg.

    Для изучения семантических свойств единицы холодная война как основного средства вербализации и активизации сведений концепта «холодная война» целесообразно обратиться к изучению известных авторитетных энциклопедических, этимологических и многотомных толковых одноязычных, фразеологических и культурологических словарей на немецком языке, а также справочников по истории и политике Германии (Duden Deutsches Universalwörterbuch 1996; Dtv-Lexikon 1997; Meyers GroBes Handlexikon 2000; Politik-Lexikon 1994; Historisch-politische Weltkunde 1999; 100 Wörter des Jahrhunderts 1999; Wörter, die Geschichte machten 2001; Tatsachen über Deutschland 1999). Именно словари фиксируют прототипическое в семантике, распространенный и известный абсолютному большинству вариант осмысления соответствующего феномена (Кубрякова 1996). Изучение словарных дефиниций как одного из способов языковой объективации содержания концепта «холодная война» позволяет к тому же сделать определенные наблюдения о синтаксических потенциях и парадигматике валентных свойств анализируемой единицы. Последнее представляет интерес по той причине, что в текстах различных типов словосочетание (то есть расчлененное обозначение события) функционирует как нерасчленяемое сем… Продолжение »

    Календарь
    «  Декабрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Current Statistics / Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Search

    Counters
    Page Ranking Tool

    Visitors / Посетители


    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz